Сюжеты
#41
А имя его секрет?
#42
(29/07/2016 19:37)dimanback Написал: А имя его секрет?


Не то чтоб секрет, но лучше не говорить.Smile
#43
Вчера встречался с приятелем, вспомнили ещё несколько историй из биографии брата Вовы. Всё было как есть.

Когда брату Вове было лет 17-18 он купил далеко не новый мотоцикл «Урал», затащил его на седьмой этаж и разместил у себя в комнате, которая на год стала мастерской. Весь мотоцикл и его двигатель были разобраны на мелкие детали – Вова хотел усовершенствовать ирбитское изделие и сделать из него аппарат, который по своим качествам превосходил бы Харлей Дэвидсон. Со временем энтузиазм пропал, а вся квартира стала стремительно загрязнятся машинным маслом. Терпение родителей лопнуло, и они вынесли ультиматум – мотоцикл собирается или выбрасывается на помойку. С грехом пополам аппарат был собран, а двигатель стал проходить стендовые испытания – треск мотоциклетного мотора без глушителя и облака выхлопных газов надолго остались в памяти жильцов подъезда.

Середина 90-х, лето, брат Вова с компанией едет на Десну культурно отдохнуть. Программа известная – пиво, водка, шашлык. В разгар веселья к ним присоединяются местные урела. Все напились и заснули, за исключением Вовы, который решительно заявил ещё бодрствующим местным «Что они гондоны и пидоры», за что получил люлей и удар ножом по касательной в левый бок. В окровавленной рубашке он добрался до Москвы и гордо расхаживал в ней по двору. В больницу не пошел, лечился дома.

Конец 90-х. Зима, его папа заведует пансионатом. Натоплена баня, недалеко от неё озеро. заботливо вырублена полынья, на улице минус 25. Распахивается дверь бани, в клубах пара брат Вова несётся к озеру и рыбкой прыгает в прорубь. Раздаётся треск молодого льда – брат Вова получает царапины и порезы на лице и руках.

И вот последняя история. 2000-е, брат Вова живёт отдельно (разъехался с родителями), у него каждый день собираются весёлые компании. Однажды, проснувшись утром, он понимает, что его подруга по постели несколько холодна. Вызывается милиция – смерть женщины 30 лет вызывает подозрения. Вову таскают на допросы, пока не выясняется, что кончина подруги произошла по естественным причинам.
Добрый ксенофоб
#44
Историю из детства вспомнил, кое-что набросал...

Вспоминая коммуналку на Донской.
Дело было поздней осенью семьдесят четвёртого. В длинном коридоре, рядом с сундуком-кроватью, который был предназначен для загулявших гостей, на деревянной полочке уютно устроился чёрный эбонитовый телефон. Как это обычно бывает в коммунальных квартирах, обои рядом были исписаны многочисленным номерами и характерными заметками – док.колбасы 300 гр, кефир, 2 кг карт. и т.д. В один из вечеров раздался звонок, подошла наша интеллигентная соседка тётя Клава.
- Алло, - последовала молчаливая пауза и её срывающийся голос - Молодой человек, перестаньте хамить! - после этого она повесила трубку.
Через минуту раздался ещё один звонок, судя по тому, что выдал незнакомец на другом конце провода – настроение у тёти Клавы явно не улучшилось, и она снова резко повесила трубку.
Не прошло и минуты, как снова зазвонил телефон, на этот раз трубку взяла мама, и по её лицу было видно, что ей наговорили каких-то гадостей. После этого телефон решили не трогать, но настойчивый персонаж всё продолжал названивать.
В следующий раз подошёл дядя Ваня и обменялся с телефонным хулиганом такими словами, что бабушка закрыла мне уши и укоризненно посмотрела на соседа.
- Надо что-то делать, – воскликнула тётя Клава. – Давайте позвоним в милицию!
Вера в работников внутренних дел тогда ещё не была окончательно потеряна, вдобавок, все были под впечатлением сериала «Рождённая революцией», где сотрудники советской милиции доблестно ловили бандитов и мастерски раскрывали сложные преступления.
На звонок решился дядя Ваня.
- Алло, милиция, у нас тут человек на телефоне висит, уже как полчаса, просто невозможно. Адрес? Записывайте, Донская 11 корпус 1, 16 квартира. Номер телефона такой-то. Всё будет нормально, разберётесь, точно? Большое вам спасибо.
Минут через двадцать, раздалась трель дверного звонка.
Дядя Ваня открыл дверь и обомлел, на пороге стояли четыре человека - двое в форме и двое в штатском, один из них был с небольшим чемоданчиком.
- Ну и где труп? Показывайте! - решительно заявил милиционер.
- Какой труп? - с недоумением ответил наш сосед.
- Как какой, мёртвый, вы сами сказали по телефону, что человек висит.
- Так это же мы просили с телефонным хулиганом разобраться.
Тут произошло чудо – хам-неведимка на другом конце провода как будто испугался и перестал названивать в квартиру номер 16, причём совсем.
- Ну что же вы товарищи вводите в заблуждение работников милиции, очень не хорошо, - укоризненно изрёк человек в костюме. После этого взял трубку нашего многострадального эбонитового друга, набрал номер и устало выдохнул: «Ложный вызов, отбой».
Добрый ксенофоб
#45
Первые поездки на гастроли за границу были полны впечатлений. В каждой из них возникали комичные, порой нелепые случаи.
Финляндия, лето 1988 года. Первый раз едем в капстрану на фестиваль Provinssirock . После скудности и убогости полок советских магазинов – провинциальный Сейняйоки нам показался каким-то сказочным городом изобилия. Получены деньги, плюс продана водка – пора устроить шопинг. Половина «Бригады С» закупает белые кожаные кроссовки Reebok, они тогда были в моде. Мне нужны мокасины-топсайдеры, захожу в обувной. К моей радости, на эту модель грандиозная распродажа. В огромной корзине хаотично свалены все размеры и цвета. Покупатели упражняются в игре – найди себе пару. Долго и нудно подбираю себе то, что нужно, расплачиваюсь, добираюсь до гостиницы. О, ужас, были куплены два правых мокасина. Ехать обратно менять нет времени, так близнецы и отправились в СССР. Что вы думаете, нашёлся у меня знакомый, который купил эти топсайдеры, а потом лихо рассекал в них по району. Когда спросил его, - Тебе удобно?
– Да нормально, замечательные мокасины, разносились, левый, который был правый, уже принял форму ступни.
- Ну и славненько, не зря привёз.

Июнь 1990, Париж, прилетели всего на двое суток, но за это время некоторые персонажи из «АукцЫона» чуть не спалили отель в котором мы жили, а «Бригада С» так долго готовилась к выступлению, что была отправлена домой в пять утра так и не сыграв ни одной вещи.
Итак, после прилёта и размещения, решили сразу ознакомится со столицей Франции. Выходим на прогулку, во главе процессии – директор студии SNC Александр Морозов, при нём звуковики Олег Сальхов, Серёга Соловьёв, да и я в придачу. Не спеша осматриваем здания и магазинчики в округе.
Морозова почему-то привлёк объект, где через стекло витрины он увидел огромное количество пиджаков и сорочек, дружно выстроившихся друг за другом на вешалках. Заходим, Саша начинает осматривать ассортимент, при этом выхватывает сорочки из ряда, внимательно их осматривает и пытается прикинуть размер под себя. За стойкой пожилая француженка, вижу, как под оправой очков её глаза увеличиваются в диаметре, а бровки принимают форму домика.
- Puis-je vous aider? – на её лице лёгкий испуг и удивление.
- А где ценники? Ценников не вижу, - по-русски громко спрашивает директор.
- Je ne vous comprends pas, - разводит руками мадам.
Медленно, но уверенно до Саши доходит, что это прачечная-химчистка.
Как говорится – учите языки.
Добрый ксенофоб
#46
Big Grin
#47
С прачечной прикольно. Хотел бы посмотреть на ту тёткуlol
#48
Сегодня написал, особо не осуждайте Wink

Виталик и Лёша

Виталик и Лёша были братьями, правда, не родными, а двоюродными - у их мам был общий отец – Георгий Гаврилович. Виталик был старше Лёши на три года, несмотря на разницу в возрасте, летом на даче у деда Жоры они находили, чем вместе заняться – покормить кроликов, покататься на велосипедах, сходить в лес. Неизбежно наступало 1 сентября, пути-дорожки братьев расходились: Виталик шёл в очередной класс обычной московской школы, а Лёша нехотя плёлся в спецшколу с углублённым изучением французского языка. После уроков Виталик бодро бежал в секцию бокса или играл с приятелями во дворе в футбол, а Лёша понуро тащил на себе тяжёлую виолончель в музыкальную школу или отправлялся к преподавателю Берте Моисеевне изучать английский.

В советские времена народ любил ходить в гости, причём по любому поводу. От этой традиции не собирались отказываться родители братьев, а наоборот, даже горячо её поддерживали. Когда Виталик с папой и мамой приезжал в гости к родственникам, то вечер всегда проходил по уже известному, привычному сценарию. Сначала все дружно сидели за столом и делали вид, что блюда, которые приготовила тётя Жанна - просто восхитительны, хотя, по-настоящему, они были безвкусны, а порой -просто несъедобны. Мамы пили «Арбатское», дети лимонад «Буратино», папа Виталика налегал на водочку, а папа Алексея, отвергавший напитки крепче кефира освежался «Нарзаном». Следующим пунктом был просмотр слайдов - натягивалась простыня на стену, выключался свет, и начинался нудный и подробный рассказ тёти Жанны как они весело и замечательно съездили на Валдай. Но кислая физиономия Лёши всегда говорила об обратном, это метко каждый раз подмечал Виталик. После процедуры распития чая с пирогом следовала гордая фраза тёти Жанны: «Лёшенька у нас такой гениальный мальчик, как же он продвинулся за последний год в изучении английского, а как он потрясающе играет на виолончели! Сынок, бери инструмент, порадуй гостей». Лёша нехотя брал смычок и в течении получаса выдавал такие звуки и обертона, что от тоски папа Виталика окончательно приговаривал бутылку водки. Финальным аккордом было коллективное прослушивание пластинок, причём непременно джаза, который обожал Лёшин папа – дядя Андрей. В свои четырнадцать лет Виталик ненавидел джаз, вернее, ещё не врубался в эту музыку, и в этот момент ему ужасно хотелось свалить от родственников. Он уже представлял, что когда доберётся до дома, включит магнитофон «Маяк – 206» и будет с наслаждением, наверное, в сотый раз слушать любимый альбом группы Nazareth «Hair of the Dog».

Братья росли – Виталик закончил учёбу в техникуме, а Алексей десять классов спецшколы. Виталик устроился работать в типографии, в свободное время он по-прежнему играл в футбол, ездил на толпу меняться пластинками, слушал хард-рок и металл, иногда пил портвейн с друзьями, у него появилась девушка Таня. Алексей нигде не работал, поступать в ВУЗ он не хотел, да и не мог – у него обнаружили заболевание, прямое следствие детского нервного перенапряжения. Алексей безвылазно сидел дома, слушал Окуджаву и Галича, бренчал на гитаре, пытался сочинять собственные песни. Девушки у него не было. В моменты обострения болезни он в порыве гнева бросался на тётю Жанну и крушил обстановку в доме. Несколько раз его срочно госпитализировали.

Умер дедушка Георгий Гаврилович, поделили дачу, но как-то не так - через это родственники поссорились окончательно. Под одной крышей жить не хотелось, дом был продан. Пути-дороги братьев разошлись. Лишь однажды, много лет спустя, Виталик посещал своего приятеля, который лежал в Институте психиатрии, и там он увидел своего позабытого брата. Изрядно пополневший, обросший бородой, он пел песни, а скорее декламировал свои стихи под гитару пациентам отделения. Лёша узнал брата и расплакался. - Знаешь Виталя, я очень рад тебя видеть. В детстве, брат, всегда тебе завидовал, вот твои родители не напрягали, не заставляли делать то, что ненавидишь. Я же терпеть не мог виолончель, страшно бесила Берта Моисеевна, мне просто хотелось после школы нормально общаться с товарищами. Но, увы, папа и мама хотели вылепить вундеркинда. Не получилось – теперь вторая группа инвалидности, сижу на таблетках, родители-пенсионеры присматривают за мной. Одна радость – стихи и гитара. Сейчас песню тебе спою…
Больше они никогда не встречались.
Добрый ксенофоб
#49
Villenich, сегодня за обедом пересказал жене твои истории про мокасины и прачечную. Смеялась до слёз. Smile
#50
(13/09/2016 14:15)the passenger Написал: Villenich, сегодня за обедом пересказал жене твои истории про мокасины и прачечную. Смеялась до слёз. Smile

Ну вот, хоть какая-то польза от моих рассказов Hi
Ещё чем-нибудь порадую забавным.
Добрый ксенофоб
#51
Из нового...

Про любовь

Любовь поглощает человека, причём внезапно. Это довольно быстро осознал Геннадий, познакомившись с Алёной - кандидатом в мастера спорта по подводному плаванию. Алёна была серьёзной девушкой – по мелочам не разменивалась, была решительной и целеустремлённой. К высокой и стройной Алёне остерегались подкатывать хулиганы из её родной Матвеевки, ибо они прекрасно знали, что получат быстрый и достойный отпор. Не понятно почему, но Гена каким-то образом заинтересовал девушку. А что, парень он был видный, с шикарными рыжими волосами и довольно крепкими кулаками. Ухаживал он долго и стойко, только одна напасть – призвали его в ряды Вооруженных сил СССР. Оттрубил Гендос два года в ВДВ, дембельнулся осенью 1984 года, вернулся в родные Черёмушки. Алёну не забыл – два года усердно переписывался с любимой. Не забыла его и потенциальная невеста – дождалась. Родители молодых познакомились, дело шло к свадьбе.
Папаша Геннадия, пенсионер, любил поучать сынулю: « Этот оральный секс считался в наше время грязным развратом. Конечно, о нем знали, и некоторые даже применяли. Сегодня такой секс стал нормой. Объясняется это слабостью женщин: раньше у них хватало сил завлечь и удержать мужчину естественными половыми отношениями, а теперь, извини за точное сравнение, женщины вцепились в мужчину буквально зубами». Гена выслушивал папины нравоучения и кивал головой – помимо Алёны, в своём районе у него внезапно появилась девушка Катя. Как таковой любви не было, но Катя подкупала Гену откровенной порочной раскованностью, которая напрочь отсутствовала у невесты. Уже назначен день бракосочетания, забронирован зал в ресторане, приглашены гости – родители молодых не поскупились на расходы. У Гены бурная, прощальная ночь с Катей – впереди семейные будни. Первый день прошёл по традиционным советским канонам – с выкупом невесты, дворцом бракосочетания, «Чайкой» украшенной кольцами и ленточками, пьяными криками «Горько» в ресторане «Прага», конвертами и подарками. Второй день отмечали у Гендоса дома, были приглашены все местные приятели, которые по этическим соображениям пропустили первый день свадьбы - родители Геннадия решили «что кабы что не вышло», зная бурный нрав некоторых товарищей. Снова застолье, целующиеся счастливые молодожёны, орёт музыка, пьяные гости отплясывают под Пупо и Арабески. Настало время «медляка», народ разбивается на пары, Алёна внезапно приглашает на танец лучшего друга Гены. Вроде нормальная ситуация, но глаза Гены наливаются злобой – Ах так, его пригласила, а со мной не хочешь танцевать?
- Только поженились, а ты сцены ревности уже устраиваешь, ничего, я с тобой ещё натанцуюсь, - добродушно ответила Алёна.
- Какая ты дрянь, - Гена подскочил, и наотмашь, ладонью ударил её по лицу.
Через мгновение до его пьяного мозга доходит, что сделал что-то не то. Он поймал уже уходившую Алёну на лестничной клетке, рухнул на колени с криками – Прости любимая, я скотина и идиот!
- Геннадий, моей ноги здесь больше не будет, не прощу, ты же знаешь мой характер – довольно спокойно и без слёз ответила Алёна.
- Тогда я тебя убью – новоявленный Отелло сорвался за двустволкой. Если есть ружьё, то в последнем акте оно непременно стреляет, эта драматическая аксиома сработала и здесь. Гена ворвался в комнату, достал из шкафа ружьё, вогнал два патрона, взвёл курки и рванул к выходу. В последний момент отец ударил по стволам вниз, раздался выстрел – заряд картечи вошёл в пол, задев ногу Гены. Скорая помощь, больница, операция.
Алёна сдержала своё слово, она больше не вернулась.
В день выписки у дверей больницы стояла девушка Катя, она ждала Геннадия.
Добрый ксенофоб
#52
Villenich, страсти кипят. Smile
#53
Вот ещё один сюжет, вчера написал...

Про винил

Сева был не по годам смышлёным и предприимчивым мальчиком, уже в седьмом классе он не просто прогуливал уроки, а делал это с пользой. Рано утром, когда его одноклассники шагали в школу, Сева ехал в ГУМ, покупал на первой линии в отделе грампластинок несколько последних альбомов Аллы Пугачёвой «Зеркало души» по 2 рубля 15 копеек, после этого перемещался на третью линию и из под полы продавал приезжим по пятёрке. Сева бережно относился к деньгам - не транжирил их на кино, лимонад и мороженное, а вкладывал в дело. Став постарше, он точно знал - где и в какой «Мелодии» будут выбрасывать в продажу «демократов» - пластинки производства ГДР, Венгрии и Польши. С вечера начиналась запись с последующими перекличками, и утренней сонной очередью, в которой Сева и его друзья были записаны по несколько раз. В тот же день пласты Омеги, Пудиса и Локомотива потихоньку распродавались с рук у магазина «Мелодия» на Ленинском, причём в два-три раза дороже их первоначальной цены. За хроническую неуспеваемость Севу любезно попросили из школы после 8 класса, недолго горюя, он отправился постигать новые знания в ПТУ №1. После успешного окончания средне-специального учебного заведения молодой специалист стал работать токарем на станкостроительном заводе «Красный Пролетарий», где проявил себя как старательный труженик – стал гордостью цеха, постоянно перевыполняя поставленный план. Всё объяснялось довольно просто – в советские времена на таких заводах довольно хорошо платили, а лишнему рублю Сева был всегда рад. В свободное от производства время молодой человек по прежнему занимался мелкой спекуляцией. Самым большим удовольствием для него было неспешное пересчитывание после удачного гешефта мятых трёшек и пятёрок, при этом он ласково приговаривал, расправляя купюры: «Товарочка к товарочке, ведь курочка по зёрнышку клюёт». Так бы и продолжалось накопление первоначального капитала, пока Сева не познакомился с Таней. Симпатичная девушка жила на соседней улице, и работала рядом с его домом – продавцом в магазине «Школьник». В процессе ухаживания в Севе боролись противоречия – с одной стороны он хотел покорить Таню широтой души и размахом (средства на это были), с другой - природная скаредность подобно червю точила его изнутри. Чувства взяли верх -Таня очень нравилась Севе, и он шёл на такие великие жертвы, как покупка французских духов «Клима», трёх гвоздичек (раз в неделю), и газированного спиртного напитка «Салют» за два пятьдесят. Иногда они ходили в бар при ресторане «Гавана», что было вершиной щедрости и великодушия Севы. Крепость всё-таки была взята - Танюшка поняла, что токарь четвёртого разряда это её судьба. Так бы и продолжалась эта любовная история, которая с большой вероятностью закончилась свадьбой, но Сева совершил неосмотрительную роковую ошибку. Одним весенним ранним утром, проснувшись в Севиной квартире, Таня внезапно обнаружила под кроватью женские трусики, которые явно не подходили ей по размеру. Она не стала будить изменника и устраивать сцену скандала, тихо оделась, собрала в стопку любимые фирменные диски Севы, осторожно пробралась на кухню, включила плиту, налила воду в огромную кастрюлю, поставила на огонь. Постепенно, освобождая от конвертов, Таня укладывала один, за другим чёрные виниловые кругляши в кипящую воду – месть была сладка.
Добрый ксенофоб
#54
Такое могло произойти с любым коллективом на гастролях в 90-е, поэтому без имён.

"ЛИМОНКА"
Группа прилетает в южный город, намечено четыре выступления. Концерты как концерты, отработали, получили деньги. В самой же гостинице, где они живут, как-то тревожно. Весь отель - «дом колхозника» набит беспокойными постояльцами с Северного Кавказа. Певец в то время был уже довольно известной личностью и пользовался порой излишне навязчивым вниманием некоторых поклонников. Группа собирается к отъезду в аэропорт, скоро самолёт в другой город. Распахивается дверь и в номер вламываются два молодых человека, одетых в кожаные куртки, тренировочные штаны и лаковые штиблеты, натянутые на белые носки - хрестоматийные мелкие бандюки тех лет.
- Ты ведь Певец? – нагло спрашивает один из непрошенных гостей.
- Ну да, - подтверждает он, с опаской оглядывая незнакомцев.
- А мы вчера были на концерте и поняли, что ты чёткий пацан и нам надо за это выпить.
На стол ставятся две бутылки водки местного разлива и пакет мандаринов.
- Ребят, нам скоро выезжать из гостиницы в аэропорт, можем не успеть.
- Ты чо, пацанов не уважаешь, не хочешь с нами бухнуть?
Немного подумав, Певец махнул рукой,
- Разливайте.
В тот момент в номере был ещё Директор и двое музыкантов, они смекнули: «Чем быстрее это закончим, тем больше шансов добраться до аэропорта».
В разговоре выяснилось, что персонажи приехали в южный город «чисто по делам». Для подтверждения своих слов, один из «гостей» достал пистолет ТТ, аргументировано покрутил его перед носом музыкантов и положил на стол. Директор стал всё чаще беспокойно поглядывать то на часы, то на Певца.
Водку допили, на самолёт не опоздали, но Певцу пришлось долго отказываться от «чистосердечного» подарка гостей – гранаты Ф-1.
Добрый ксенофоб
#55
Villenich, занимательные истории, спасибо! Clap
#56
Сегодня Всемирный день психического здоровья, в честь него рассказик.

Про дурдом

Николай оказался пациентом дурки не просто так – в шестнадцать лет после травмы головы у него возникли определённые трудности с сознанием. Примерно в это время он попал в заботливые руки Татьяны Степановны – врача-психиатра из ПНД его родного района. Прошло два года, скоро светила служба в армии, и по этой причине, после медкомиссии в военкомате Колю отправили на освидетельствование в Психиатрическую больницу №14. Отделение было санаторным, где к пациентам относились довольно гуманно, хотя, за определённые шалости можно было получить порцию сульфазина в виде болезненного укола с последующей эвакуацией на этаж выше в «надзорку». Постояльцы отделения представляли из себя довольно пёструю картину - в основном это были запойные алкоголики, поступившие в больницу с белой горячкой, встречались так же лица призывного возраста и тихопомешанные.
В туалете, попыхивая «Пегасом» за кружкой чифиря вели светскую беседу театральный критик Аркадий Соломонович, сантехник Иннокентий и студент техникума Николай – они дискутировали о невероятных способностях американского иллюзиониста и трюкача Гарри Гудини. Приоткрылась дверь, возникла лысая голова санитара Серёги – Ну что товарищи больные, поздравляю, у нас скоро будет новый вождь.
- А что со старым? – выпустив колечки дыма в пространство сортира, поинтересовался Иннокентий.
- Представился Юрий Владимирович, только что по радио объявили – после долгой и тяжёлой болезни.
- Ждите теперь очередного старичка-долбоёба из Политбюро, там их целая коллекция, - цинично подметил Аркадий Соломонович, который не особо жаловал советскую власть.
- Бляха-муха, завтра наши хоккеисты с итальянцами играют на олимпиаде в Сараево, так из-за этого козла могут трансляцию отменить, - сокрушался Иннокентий.
- Да уж, радостей особых нет в отделении, хотя бы телевизор разрешают иногда смотреть, - подытожил Николай.
- Ну что, опять чифирите? Ведь предупреждал, – Серёга бодро подскочил к театральному критику и извлёк из кармана его больничной пижамы самопальный кипятильник.
После исчезновения санитара, Аркадий Соломонович, оглядевшись, заговорщически прошептал, - Вот гнида, кипятильник увёл, да ладно, новый сделаем. Вот что братцы, умер Андропов, так надо это отметить, да и досуг разнообразить.
- А как?- хлопая глазами, поинтересовался Коля.
- Элементарно, твоя подруга вроде бы завтра должна прийти.
- Ну, да. А смысл-то в чём?
- Позвони ей, пусть водки купит, нальёт в грелку, около «прачки» в пять вечера через забор перекинет, я подберу, меня туда на целый день отправляют. Деньги тебе через две недели верну, меня скоро выписывают. Заодно дам почитать «Доктор Живаго», такого Коля ты ни в одной библиотеке не отыщешь.
Операция «Грелка» прошла успешно - водка была доставлена в отделение абсолютно незамеченной для глаз бдительных санитаров, и втихаря распита в тот же день. Аркадий Соломонович не обманул Николая – отдал долг и вручил ему изрядно потрёпанную самопальную книгу.
Молодой человек был страшно разочарован - произведение Пастернака ему абсолютно не понравилось, но больше всего он не мог понять, по какой такой причине оно было запрещено в СССР.
Со временем, осмыслив происходящее вокруг – до Николая дошла простая истина: «Настоящие люди там, в дурке, а здесь просто ненормальные».
Добрый ксенофоб
#57
Набросал - почти сценарий для новеллы про 90-е Big Grin
Извините, много букв.

Про первую любовь

Этим июньским утром Семён был глубоко погружен в собственные мысли, и старался никого не замечать в переполненном вагоне московского метро. Внезапно возникло ощущение, что на него устремлён чей-то взгляд, оглянувшись, он увидел девушку, и сразу понял это ОНА. Да, да, на него смотрела та самая Марина - его первая любовь.
- Сеня, здравствуй, ты узнал меня? – Марина подошла к нему, схватилась за поручень рядом с его рукой.
- Конечно, разве можно забыть твои красивые зелёные глаза, - за эти годы она ещё больше похорошела, про себя заметил Семён.
– Ну и как ты, ведь десять лет не встречались.
- Вот видишь – бодр и весел. У тебя как дела?
- Вполне нормально, вышла замуж, дочери уже семь.
- Где работаешь?
- Нигде, дома хозяйством занимаюсь. Муж хорошо зарабатывает, нам хватает. – А ты?
- Небольшой бизнес.
- Что на личном фронте? Возможно, мой вопрос несколько бестактен, тогда прости.
- Отчего же, я по прежнему вольная птица.
- Вольная птица, у тебя номер телефона тот же? Мне сейчас уже выходить.
- Да, он не изменился.
- Может быть позвоню, - кокетливо подмигнув на прощание, Марина вышла из вагона.
Через две недели в квартире Семёна раздался телефонный звонок.
- Я вас слушаю!
- Здравствуй Сеня, ты меня узнал? – ворковал приятный женский голос.
- Марина, это ты?
- Да, именно я! – воодушевлённо отозвалась девушка.
- Что хорошего я могу услышать от своей первой любви?
- Ты завтра свободен, может встретимся?
- Насколько я знаю, ты замужем. Имеет ли смысл это делать.
- Думаю, что да, мы просто встретимся, я ведь не тащу тебя в койку.
В койку было бы неплохо – на секунду мечтательно задумался Семён.
- Так что, решили? Давай в семь вечера посередине платформы «Ленинский проспект», надеюсь, ты меня ни с кем не перепутаешь.
На следующий день они повстречались, мило, неспешно побродили по Нескучному саду, с романтической грустью вспомнили прекрасные моменты их юной любви. У Семёна возникла идея: Давай возьмём вина, зайдём к Сергею, это мой старинный приятель, живёт рядом – очень забавный человек, недавно уволился из милиции. Марина была не против. Допоздна просидев у Серёги, услышав кучу милицейских баек, они засобирались домой. Уже в прихожей Марина увидела блестящие наручники, висевшие на гвоздике в виде украшения интерьера, её глаза таинственно загорелись.
- Ах, какая милая вещица, Серёжа, можно Сене их взять на время – жеманно поинтересовалась Марина.
- Если на время, то можно, - немного покраснев, согласился Серёга.
Семён проводил Марину до её подъезда и украдкой по-юношески попытался поцеловать.
- Сеня, не сейчас, - она слегка отстранила молодого человека, - я тебе скоро позвоню, жди.
Через несколько дней раздался желанный звонок.
- Сенечка, я думаю, что ты будешь не против приехать ко мне. Дочь у мамы на даче, муж уехал в командировку – я свободна и с нетерпением жду тебя.
- Хорошо, а что купить?
- Какого-нибудь хорошего вина. Кстати, наручники не забудь.
Семён появился в дверях с букетом роз и двумя бутылками французского вина.
- Здравствуй котик, какой прелестный букет, проходи. – Марина встретила его в откровенном импортном пеньюаре.
Распив по бокалу, у них произошло ЭТО...
Их долгожданный секс можно смело назвать лихой кавалерийской атакой – стремительной и беспощадной.
Отдышавшись и выкурив по сигарете, Марина предложила продолжить вечер, - Семён, я хочу чего-нибудь необычного, нового, экстремального. Где наручники?
- Так здесь, при мне.
- Пристегни меня к кровати, прошу, и сделай всё жестко и смело, я вся твоя.
Их сексуальные эксперименты продолжились всю ночь, пока они не услышали шуршание ключа в замке входной двери.
- Марина, что это?
- Это пиздец, скорее всего муж вернулся раньше срока.
- Что делать?
- Собирай шмотки, сваливай через окно, не бойся – первый этаж.
- А наручники?
- Не сцы, разберёмся.
Полуголый Семён ранним июльским утром бодро шагал по пустынному Ленинскому проспекту, а муж Марины ножовкой пытался распилить наручники, так как ключ остался у любовника-беглеца.
Добрый ксенофоб
#58
Villenich, rockClap
#59
(17/10/2016 11:08)Villenich Написал: почти сценарий для новеллы про 90-е Big Grin
отлично, Villenich. Devil
How much reality can you take?
#60
Из 80-х...

Как я был электриком.
Выдался по-настоящему тёплый майский день, немногочисленные посетители лениво передвигались по дорожкам и аллеям парка. У тракториста-экскаваторщика Степана было прекрасное настроение – вечером в конторе нашего управления давали прогрессивку, а ещё была припасена бутылка «Кубанской», что несомненно вдохновляло и звало на трудовые подвиги. Оставалось совсем немного – прокопать небольшой кусок траншеи к общественной уборной. Взмах ковша, сноп искр и дым – Степан не догадывался, что в толще земли коварно притаился силовой кабель. Осторожно подобравшись к яме, он увидел на дне траншеи два торчащих обгорелых толстых провода. Настроение резко упало, когда он подумал о последствиях, даже скорее о том, как прораб Николай Иванович будет долго и нудно его отчитывать. Степан заглушил «Беларусь», нашёл в кармане двухкопеечную монету и грустно побрёл к ближайшему телефону-автомату.
В этот день мы ничего не делали, вернее, работали, но по-особенному – сидели в своей мастерской, проявляя чудеса эрудиции, заполняли кроссворды. До конца рабочего времени оставалось часа полтора. Внезапно, размахивая руками, нарушая наш тихий час, возник главный инженер Сергей Константинович.
- Выручайте ребятки, соколики вы наши, у нас ЧП – Стёпа в Парке Горького ковшом порвал кабель, не устраним своими силами - придётся вызывать аварийку и платить штраф. Если всё пройдёт нормально – выпишу премию, вернее, клянусь, найду, как это сделать. Ну как?
Был 1983 год, а лишние пятнадцать рублей, в виде прибавки к зарплате совсем не помешали бы. Мы с Витьком, дружно кивнув головами стали собирать инструмент для предстоящей операции. Через полчаса были на месте преступления.
- Ну и где пациент, показывайте, – пошутил мой напарник.
- Да вот он. – Степан опасливо заглянул в траншею. – Пацаны, если почините, то отдам свою кровную, родимую, на вечер припас, – он извлёк из спецовки поллитровку «Кубанской» и заманчиво помахал ей перед нашими глазами.
- Ну-с, приступим. – Витёк спрыгнул вниз, – Надо проверить, есть напряжение или нет.
Я уже приготовил «контрольку», но мой коллега, нарушая правила техники безопасности, почему-то достал свой фирменный «нож электрика», аккуратно выточенный из штангенциркуля, и ткнул им в медные жилы кабеля. Раздался хлопок, возникло облако бело-рыжеватого дыма.
- Ты там жив?
- Ага, – появилась испуганная физиономия Вити, – только нож испортил.
Он показал мне туго обмотанную изолентой рукоятку, это всё что осталось от Витиного любимца.
Час ещё ушел на поиски дежурного электрика парка и отключение напряжения.
- Что ж, запас по длине есть, будем скручивать вручную, – мудро выдал Витёк.
Пыхтя и матерясь, постоянно опасаясь, что какой-нибудь идиот случайно включит рубильник на подстанции, мы всё-таки соединили разорванный кабель, щедро закрутив его изолентой, затем заботливо прикопали землёй.
Честно, это была отсебятина, в стиле тяп-ляп, нарушавшая все строгие требования и правила Мосэнерго, но всё прошло вполне благополучно и нашу контору не оштрафовали.
Тот день закончился хорошо - мы получили честно заслуженный пузырь «Кубанской», а через месяц и обещанную премию. То историческое место в парке я запомнил навсегда, уже потом, когда работал в Зелёном Театре, проходя мимо, с улыбкой вспоминал этот случай.
Добрый ксенофоб


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)