История в лицах
Вот как было все: http://www.beatles.ru/news/news.asp?news_id=11923. И по сути то Лоза прав. И про Путина с выводом войск он хорошо сказал Smile.
Во многих исследованиях приходится читать о трудном детстве Ивана Грозного. Бояре между собой грызутся, а малолетнего царя ни во что не ставят. Детские годы короля Шотландии Джеймса II (Стюарта) прошли не легче - на фоне грызни между Ливингстонами и Криктонами.

Потом Ливингстоны Криктонов загрызли и стали Шотландией рулить, как хотели. В 1450-м, когда королю исполнилось 20 лет, он приказал главных Ливингстонов казнить, а второстепенных просто оставить без средств к существованию. Но вскоре у Джеймса II появились противники с гораздо более громкой фамилией.

Королю, как это обычно бывает, вечно не хватало денег на самые насущные нужды. А его троюродный брат Уильям Дуглас – просто шикует. Королевский двор – жалкое убожество по сравнению с роскошным двором Чёрного графа. Да ещё плюс к тому – кузен Уильям всего на пять лет старше, но уже прославленный полководец.

В общем, когда граф Дуглас совершал паломничество в Рим, король захватил большую часть его владений. Дуглас из Рима вернулся, королевских администраторов и королевские войска повыгонял и заявил о своём неповиновении короне.

Джеймс II провёл мероприятие, которое – по его разумению – должно было как урегулировать отношения с кланом Дугласов, так и способствовать усилению его собственной команды. Пригласил графа на переговоры, выдав письменную гарантию безопасности, и заколол кинжалом. Вернее, не заколол, а только ударил, добивать графа должны были приближённые короля, что, конечно, благотворно повлияло на сплочённость трудового коллектива.

Четверо братьев графа Дугласа сожгли прекрасный город Стёлинг, осадили короля в замке, засунули его грамоту под хвост лошади, но, в общем и целом, действовали нерешительно. Король Джеймс II продолжал счастливо править, в то время как по южной Шотландии бродила враждебная армия Чёрных Дугласов, гораздо более сильная, чем его собственная.

На этом, в принципе, Стюарты могли бы и закончиться, если бы Чёрных Дугласов не разгромил Красный Дуглас, граф Ангус. Почему он принял сторону короля – тема хоть для исторического исследования, хоть для романа. Вообще, этот человек – клад для любителей исторических развилок, три раза у него была возможность перевернуть всю историю Шотландии и один раз – Англии.

Закончилось правление Джеймса II совершенно по-дурацки. Решив поддержать родственников Ланкастеров в их борьбе с Йорками, король Шотландии осадил замок Роксбург. Осада шла своим чередом – ни шатко, ни валко. Полюбоваться на действо прибыла королева. Молодой король в честь любимой супруги решил самолично устроить салют из самой большой пушки. Пушку разорвало на части, а вместе с ней и короля.
So schnell schießen die Preußen nicht!
Из книги Олега Агранянца
"Дипломаты, шпионы и другие уважаемые люди"

Происходило в Алжире в конце 60-х...

Маршал Гречко и телеграмма Angry

Из Москвы пришла срочная телеграмма в адрес Гречко. Посол распорядился немедленно доставить ее в резиденцию, где тот жил. По дороге машина попала в аварию, и посольский шофер Володя Ельконин погиб.

Посол попросил у Гречко какую-нибудь материальную помощь для Володи. На что тот ответил:

— У меня под Бугом четырнадцать тысяч таких полегло. И что, всем пенсию платить?

Позже я спросил у посла, что было написано в телеграмме, из-за которой погиб Володя.

— Одно слово: «Согласны». Из-за подготовки сборной по футболу матч ЦСКА — Молдова был перенесен на один день, и Гречко просил разрешения вернуться в Москву на день раньше.

ЦСКА тот матч проиграл.
Добрый ксенофоб
Music 
Кстати. Сегодня же день космонавтики.

[Изображение: aFpjx.jpg]
So schnell schießen die Preußen nicht!
[Изображение: image.php?di=JGDA]

Из книги Леонида Марягина...
"Затирка кое-что знал"
Кинорежиссеру Ивану Пырьеву в сталинские времена выдали отрез синего бостона на костюм. Известный кинематографический портной Затирка почему-то отказался шить костюм из предложенного материала, и прекрасную двубортную пару соорудил Пырьеву другой портной.
В какой-то день время съемок у Пырьева наползло на время приема в Кремле, и режиссер, с утра облачась в прекрасный новый костюм, сразу после съемок поехал в Кремль. Прием уже затухал, но Пырьев нашел за столом свободное место и с аппетитом намазывал черную икру на хлеб, когда услышал за своей спиной голос:
— Начальник сказал — икрой не увлекаться! Для наших — пирожки в углу.
Пырьев обернулся: за его спиной стоял человек в синем бостоновом костюме. Пырьев обвел глазами стол — каждый четвертый за столом тоже был в синем бостоне.
Добрый ксенофоб
Много букв, но забавно...

Из книги Ираклия Квирикадзе "Мальчик, идущий за дикой уткой"

Вспомнил одну сумасшедшую историю времен тысяча девятьсот какого-то года. Гагарин уже взлетел, а в Кеннеди еще не стреляли… Хотя нет, уже стреляли, так как мы были уже студентами ВГИКа.
Москва. Зима. Сыплет густой снег. Никита Михалков в папином пальто с каракулевым воротником, с бумажным пакетом, в котором коньяк “Белый аист”, банка ветчины, коробка конфет, что-то еще, идет по улице Горького с двумя девушками в фетровых шляпках. Я случайно наталкиваюсь на это трио. Никита, радостно:
– Браво, ты очень кстати! Энри Лолашвили должен был появиться, но…
Я смотрю, у девушек одинаковые мушки на щеках. Это говорит о многом. Понимаю, что туда, куда я шел, сегодня не дойду. Никита представляет меня: “Мой друг Джеймс Джойс, автор романа «Улисс»”.
Одна из девушек переспрашивает: “Джеймс?” Я отвечаю: “Джеймс, Джойс”. Никита продолжает в том же духе: “Терпеть не может женщин”. Одну из девушек звать Анна, вторую – Элла. Вторая смеется: “Я знаю один секрет. Даже мертвец проснется и захочет полакомиться девочкой Эллой”. Перспективное и многообещающее заявление. Особенно для меня, живущего в то время в общежитии, где на кухонной полке ничего, кроме одинокой пачки соли.
Никита улыбается мне: “Девочки не хотят ресторан, предлагают клуб Чкалова, там танцы… Джеймс, ты хочешь танцевать?” Я разглядываю тонкие девичьи лица, мушки. Никита настойчив: “Джеймс, очнись, скажи, что не хочешь танцевать в клубе Чкалова. Там холодно!”
“Холодно стоять на улице, – говорит Элла. – Поехали на дачу моих друзей, она пустая. Берем мотор – и через сорок минут тепло! О’кей? Ярославское шоссе, поселок Вишня!”
Едем!
Заброшенная дача. Голые комнаты. На стене – большая картина без рамы, на холсте копия боттичеллиевской Венеры.
Разбитый диван, на котором мы все уместились. Стол, две бутылки “Белого аиста”, одна уже полупустая, конфеты, ветчина. На полу у дивана – электропроигрыватель с хрипящей пластинкой Луи Армстронга, поющего в дуэте с Эллой Фицджеральд.
Никита танцует с другой Эллой. Я смотрю на люстру, где светит один плафон. В печи горят сырые доски. В комнату вдувается густой дым.
Никита и Элла выходят в соседнюю комнату. Он держит партнершу в объятиях, ногой закрывает дверь. Потом возвращается один и берет недопитую бутылку.
– Мы там, вы здесь, о’кей?!
– О’кей!
Когда Никита вышел, Анна посмотрела на меня:
– Джеймс, давайте без слов, хорошо? Терпеть не могу слова…
Плафон на люстре погас. Анна расстегнула махровую кофту, сняла атласный лифчик, скинула короткую юбку, стянула капроновый чулок, потом освободила от чулка вторую ногу и голая подошла ко мне. В окнах сыплет густой снег – всё как в кино.
Анна протягивает вторую бутылку, до этого сделав несколько глубоких глотков:
– Прямо из горла будешь? – Я пью. – А теперь, писатель, я буду тебя учить, как любить незнакомую тетю… Повтори, как тебя звать?..
– Джеймс Джойс.
– А книжка твоя?
– “Улисс”.
– О чем?
– Я не читал.
– Как это?
– Так. Ее трудно читать…
* * *
…Утром я проснулся от крика Никиты.
– Они сбежали!
Я увидел пустую комнату, оборванные обои, копию на холсте без рамы “Рождение Венеры”.
– Украли все наши вещи!
Я посмотрел на стул, на который вчера сложил одежду. Стул стоит, одежды нет.
– Сбежали?!
На столе – пустая коробка из-под конфет. Нет банки ветчины, нет пальто, ни моего, ни Никиты, папиного, с каракулевым воротником. Нет наших пиджаков, брюк, сорочек, трусов, носков, ботинок.
Я подошел к окну. Идет густой снег, заборы. За ними – дома, над крышами которых ни одного дымка. Поселок без людей, видимо, это летняя дачная зона. Холодно при потухшей печи, ходим, ладонями прикрывая срамные места. Наверное, мы очень смешны.
– Как называется это место?
Изо рта Никиты идет пар.
– Не помню! Ах, да… Вишня!
– Что делать?
Я заглянул в соседнюю комнату. Там на полу – тонкий матрац и больше ничего.
– Дрова на дворе!
Никита открыл дверь и побежал по снегу голый. Подняв десяток поленьев, брошенных в глубине двора, бегом назад. Входя в дом, снял с ржавого гвоздя рваную соломенную шляпу. Надел.
– Чем их зажечь? Зажигалку! Свистнули!
– Давай осмотрим дом, может, что найдем…
Никита накинул на себя полосатый матрац, ходит в нем. Под диваном обнаружил сандалии, зеленые от плесени.
– Мне – шляпа, тебе – сандалии.
Я стал обладателем сандалий, он в шляпе, но босой. Я предложил:
– Похожу по поселку, буду кричать, может, есть тут кто живой…
Никита вручил мне матрац, я пошел в поисковую экспедицию.
Поселок Вишня. Снег по колено.
Мелькнула собака.
– Собака! Собака! Иди сюда…
Собака смотрит на меня… Странное чучело… Побежала прочь. Я побежал за ней и упал в сугроб. Выкарабкался.
– Люди!
Оглядываюсь по сторонам.
Одинаковые заборы, дома. Всё белое. Безжизненное. Побежал назад. Не могу найти “нашу дачу”.
– Никита! Никита!
Тишина, падают хлопья снега. Я понял, что заблудился.
– Воровки! Проститутки! (Хочется плакать от отчаяния.)
Неожиданно увидел чучело. Чучело махало руками. Это Никита в солдатской шинели без погон.
– Там шкаф, мы не заметили, в шкафу висело это! – С гордостью показывает на шинель.
Я, обессиленный, замерзший, вошел в “нашу дачу”. Подбежал к шкафу, открыл его, забрался вовнутрь, сел на дно и захлопнул дверцу.
– Ты что? – Никита, босой, в солдатской шинели, ходит вокруг шкафа.
– Тут тепло!
Тихо матерюсь. Спрашиваю Никиту:
– Зачем, скажи, Лолашвили не пришел?
– У него зверская интуиция…
Зубы стучат. Дрожат плечи, спина, ягодицы. Мне холодно, как мамонту в вечной мерзлоте. Никита открывает дверцу шкафа.
– Все, хватит… Пошли к электричке, она тут где-то рядом прогудела…
Мы идем быстрым шагом к электричке. На Джеймсе Джойсе матрац, ноги во что-то обернуты – помнится, это разрезанный ножиком холст боттичеллиевской “Венеры”. Джеймс Джойс похож на немецкого военнопленного под Сталинградом. На Никите Михалкове шинель, сандалии и соломенная шляпа. Мы идем мимо магазина, на дверях которого замок. Мимо телефонной будки, в которую влезли погреться. Две вороны сели на крышу будки, стали грозно каркать. По стеклу будки сползала воронья жижа. Мы ждали, когда птицы слетят, они не слетали. Мы открыли дверь и побежали. Вороны не стали нас преследовать.
Мы, два чучела, бежим и хохочем.
Добрый ксенофоб
Не знал куда запостить. Решил сюда.
Станислав Садальский в своем блоге сделал девять выпусков ретросемейных фотографий знаменитостей.
Некоторые фото просто уникальны

http://sadalskij.livejournal.com/1505549.html
http://sadalskij.livejournal.com/1513996.html
http://sadalskij.livejournal.com/1524682.html
http://sadalskij.livejournal.com/1537845.html
http://sadalskij.livejournal.com/1540667.html
http://sadalskij.livejournal.com/1549807.html
http://sadalskij.livejournal.com/1557522.html
http://sadalskij.livejournal.com/1565846.html
http://sadalskij.livejournal.com/1573598.html
Последняя сестра

[Изображение: 0_bca9d_828571f4_XL.jpg]
"...Были как-то раз два знакомых типа с какой-то проверкой на очередном суперпуперсверхсекретном аэродроме. По окончании проверки вышли на взлетную полосу покурить. Стоят, курят дружною толпой, наблюдают за взлетом итицких размеров бомбардировщика. И тут, при отрыве этого самого бомбардировщика от полосы, от него отваливается, что-то подозрительно напоминающее авиационную бомбу, весьма нехилых размеров и шустренько так катится в их сторону... В общем, за считанные доли секунды вся толпа приняла лежачее положение в каких-то канавах и попыталась зарыться в землю. Лишь один седой как лунь, прожженный полкан остался стоять с гордо выпрямленой спиной, и даже сигарету не выбросил. Когда бомба (а это была именно она) подкатилась почти к ногам полковника, остальные стали выбираться из своих укрытий. И один молодой лейтенантик спросил:"Товарищ полковник, а почему вы не прятались?". Полкан поправил сбитую порывом ветра прическу, сплюнул сигарету и ответил:"А хули прятаться, она ж атомная"...
So schnell schießen die Preußen nicht!
lollollol
(21/06/2016 12:41)Engel Написал: "...Были как-то раз два знакомых типа с какой-то проверкой на очередном суперпуперсверхсекретном аэродроме. По окончании проверки вышли на взлетную полосу покурить. Стоят, курят дружною толпой, наблюдают за взлетом итицких размеров бомбардировщика. И тут, при отрыве этого самого бомбардировщика от полосы, от него отваливается, что-то подозрительно напоминающее авиационную бомбу, весьма нехилых размеров и шустренько так катится в их сторону... В общем, за считанные доли секунды вся толпа приняла лежачее положение в каких-то канавах и попыталась зарыться в землю. Лишь один седой как лунь, прожженный полкан остался стоять с гордо выпрямленой спиной, и даже сигарету не выбросил. Когда бомба (а это была именно она) подкатилась почти к ногам полковника, остальные стали выбираться из своих укрытий. И один молодой лейтенантик спросил:"Товарищ полковник, а почему вы не прятались?". Полкан поправил сбитую порывом ветра прическу, сплюнул сигарету и ответил:"А хули прятаться, она ж атомная"...
Разгонный модуль был?
dimanback, не присутствовал Wat
So schnell schießen die Preußen nicht!
[Изображение: image.php?di=7U0E]

Утащил у своего товарища...

Цитата:Что-то развспоминались сегодня с друзьями.. Про Ин.Яз. вспоминали.. годы учебы на португальской кафедре переводческого факультета... И вспомнил я, что "старшие товарищи", которые работали много с ангольцами и мозамбиканцами в советское время, рассказывали, что однажды прилетел к нам в Москву Председатель Коммунистической Партии Анголы, товарищ Агостиньо Нето (Агоштинью, само собой, Нету, если правильно сказать). Поцеловался он с Леонидом Ильичом, поговорили они за жизнь, за дела, и помер Агостинью, прямо в Москве. Ну, ясно дело, запаковали тело Ангольского Товарища в гроб, и отправили самолетом обратно в Анголу. А переводчики наши придумали следующую нетленку: "Прилетел Агостиньо Нетто. А улетел - Агостиньо Брутто".... мда-с.. Wink)))))
Добрый ксенофоб
Villenich, Smile
Немного не по теме. Не зато вся история в, хм, ... лица тоже присутствуют.

"Man True History": некий Мило Манара изобразил всю, так сказать, историю человечества.

[Изображение: A_USY.jpg]

В деталях:
[Изображение: Edx4Q.jpg]

[Изображение: AywR0.jpg]

[Изображение: saf_2.jpg]

[Изображение: my_2B.jpg]

[Изображение: Xi7ky.jpg]

[Изображение: AIDO4.jpg]

[Изображение: EhMHd.jpg]
So schnell schießen die Preußen nicht!
каким мог бы быть Румата в фильме Германа "Трудно быть богом".

[Изображение: image.php?dm=8YCS]

Евгений Федоров (группа Tequilajazzz) в фейсбуке:
Цитата:Ну давайте, ржите.
Нашёл в архиве.
Это фотопробы у А. Ю. Германа. "Трудно быть Богом", Румата.
Потом и кинопробы были, и я их даже удачно прошел, но тут, на счастье, появился Ярмольник и я спокойно занялся музыкой в эти последовавшие полтора десятилетия.
How much reality can you take?
Молодец Федоров, что не снялся с этом феерическом бреде.
У Германа можно смотреть только - "Седьмой спутник", "Двадцать дней без войны", "Проверка на дорогах" и "Мой друг - Иван Лапшин", всё остальное Facepalm
Добрый ксенофоб
Villenich, сколько там "остального" осталось? А так согласен, кроме того, что и перечисленные тобою фильмы смотреть по второму разу никакого желания не возникает Wat
So schnell schießen die Preußen nicht!
(24/09/2016 03:43)Engel Написал: Villenich, сколько там "остального" осталось? А так согласен, кроме того, что и перечисленные тобою фильмы смотреть по второму разу никакого желания не возникает Wat
Очень нравится "Мой друг-Иван Лапшин" - много раз смотрел. Первый раз давным-давно в кинотеатре, и был потрясён от фильма.
Добрый ксенофоб
У Марка Захарова сегодня ДР, старую историю про него вспомнил.
В моей комнате скромно притаилась в углу клюшка Sheerwood, расписанная автографами наших знаменитых хоккеистов – это подарок ныне увы покойного дяди Вали.
Мягкий тембр голоса Валентинова знала вся страна по телетрансляциям хоккейных и футбольных матчей. С 1973 он работал диктором в «Лужниках», часто ездил по стране – был очень востребованным человеком в своей профессии.
Осень 1993 года, у меня возникла идея заехать в Лужники к дяде Вале с целью пообщаться на разные темы, заодно была прихвачена с собой поллитровка беленькой и пакет с бутербродами. В этот день происходило мегасобытие - на футбольном поле детского городка встречались команды мэрии Москвы и какой-то крупной госкомпании. Сидим в дикторской - смотрим забавный футбол, подхихикиваем. По полю колобком перемещается и пыхтит господин Лужков, периодически покрикивая на своих коллег. Игроки его команды стараются как на блюдечке выдать Юрию Михайловичу идеальный пас – только забивай. В дикторскую комнату довольно прытко заскакивает Марк Захаров, выхватывает у дяди Вали микрофон и сладким, заискивающим голосом начинает «комментировать» матч, нахваливая гениальные технические приёмы, финты и удары градоначальника, - Вот мяч принимает наш мэр, вы только посмотрите, как решительно он идёт в обводку. И всё в таком духе. Его словесная патока через репродукторы льётся на весь стадион, это слышат немногочисленные зрители на трибуне и игроки на поле. Внезапно матч останавливается, главный футболист подзывает к себе референтов и охрану, и гневно размахивая руками, показывает в сторону дикторской. Несколько человек бегут напрямик через футбольное поле, заскакивают в комнату.
- Юрий Михайлович приказал немедленно прекратить этот балаган!
- Как знаете, ведь хотел как лучше, - разочарованно пробормотал себе под нос знаменитый режиссёр, нехотя возвращая микрофон дяде Вале. После того как он покинул дикторскую мы просто валились от смеха, а Марку Анатольевичу в тот момент скорее всего было грустно.
Добрый ксенофоб


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 2 Гость(ей)